Профессор американского Фонда корейских исследований, бывший эксперт комитета Палаты представителей США по иностранным делам Сунг Юн Ли обвинил Пхеньян в нечестной политике. По его словам, Ким Чен Ын специально сбивает с толку международное сообщество своей политикой «постепенной эскалации и деэскалации». Эксклюзивно для своих читателей «ПолитРоссия» представляет пересказ публикации.

«Ложная послушность»

По словам Сунг Юн Ли, Корейская Народно-Демократическая Республика (КНДР) является государством,  которому нет аналогов в мире. Что касается ядерной программы, то правительство Северной Кореи – единственное в своем роде. Пхеньян, как уверен эксперт, пожинал миллиарды долларов от уговоров, а в обмен демонстрировал «ложную послушность» и готовность отказаться от ядерных и ракетных программ.

Сочетание характера северокорейского режима и его успешной истории обмана имеют серьезные последствия, как и последние «провокации» Пхеньяна –  два взрыва баллистических ракет на прошлой неделе. Администрация Трампа, стремящаяся защитить призрачные дипломатические завоевания, сделанные после первой встречи на высшем уровне Дональда Трампа и Ким Чен Ына в июне 2018 года, хочет представить их как «не провокацию», но действия являются преднамеренными попытками психологической манипуляции. Сунг Юн Ли считает, что власти КНДР стремятся побудить политиков США поверить в то, что с небольшими уступками и коварной дипломатией вновь можно сдержать нестабильную ситуацию. Следовательно, по логике и прецедентам, ракетные испытания предполагают больше провокаций, каждая из которых будет более масштабной, чем предыдущая.

Запуск 4 мая управляемой баллистической ракеты малого радиуса действия на твердом топливе, о которой стало известно недавно, в КНДР провели почти спусти 18 месяцев после испытания межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) 29 ноября 2017 года. С тех пор Пхеньян вселил ложное чувство оптимизма в Вашингтон, просто воздерживаясь от проведения ракетных или ядерных испытаний. Испытание МБР в ноябре 2017 года, третье и самое мощное, сняло все сомнения относительно способности Пхеньяна нанести удар по каждому региону США. Этот переломный момент для Северной Кореи стал «запятой» для калиброванной эскалации Ким Чен Ына, которую он вел почти шесть лет.

Скрытый смысл

По мнению обозревателя The Hill, теперь, когда Ким добавил еще одну переменную в свою «таблицу» с помощью нового ракетного испытания, он подает сигнал президенту Трампу: если США не выполнят его условия денуклеаризации Корейского полуострова, грядут новые проблемы. Эти условия заключаются в выводе американских войск из Кореи и Японии, и, в конечном счете, выводе всех ядерных активов США из региона, а также снятие санкций, возобновление помощи и мирное соглашение. Последующие 9 мая испытания Кимом баллистических ракет малой дальности из Кусунга, идентифицированной активной ракетной базы примерно в 100 км к северу от Пхеньяна, указывают на возобновление его калиброванной «ракетной дипломатии».

Корейская пьеса

Как отмечает аналитик, по сути, Ким Чен Ын повторно использует пьесу поэтапной эскалации, которую оттачивал его отец Ким Чен Ир, а до этого – Ким Ир Сен, основатель КНДР и дед нынешнего Верховного Кима. Его основные принципы: «Угроза, эскалация, создание военной истерии, деэскалация и вымогательство. Повторяйте по мере необходимости». Шансы на успех такой политики остаются высокими и сегодня.

Подобно тому, как Ким Чен Ир в 2009 году испытал президента США Барака Обаму вскоре после его инаугурации с помощью пуска ракеты большой дальности 5 апреля и ядерного испытания 25 мая, Ким Чен Ын попытался «приручить» президента  США Дональда Трампа в начале его президентства. Безупречное чувство времени для максимального политического воздействия является одним из основных элементов северокорейского игрового плана.

Затем 12 февраля 2017 года, менее чем через месяц после того, как президент Трамп вступил в должность, когда новый американский лидер впервые принимал премьер-министра Японии Синдзо Абэ в Мар-а-Лаго, штат Флорида, Ким выпустил первую в своей стране баллистическую ракету малой дальности на твердом топливе. На следующий день его сводный брат Ким Чен Нам был убит в Международном аэропорту Куала-Лумпура.

База в Кусунге

14 мая, когда китайский председатель Си Цзиньпин развернул амбициозную инициативу своей страны «Один пояс – один путь», союзная ему Северная Корея испытала свою первую в мире баллистическую ракету средней дальности . А уже 4 июля Северная Корея провела свое первое в истории испытание МБР и вручила его миру с сообщением Кима о том, что это был «подарок» для американцев. Все три испытания новаторского оружия были проведены на базе в Кусунге. 28 июля был получен еще один «подарок» – более мощная МБР, способная нанести удар по большей части континентальной части Соединенных Штатов. При этом испытания из северо-центральной провинции Джаганг показали, что северокорейские военные могут запускать МБР не только из одного места.

Модель постепенной эскалации в Северной Корее предполагает более мощные ракетные испытания и, в конечном итоге, термоядерные испытания на базе МБР. Поэтому, уверен Сунг Юн Ли, перед лицом растущего давления администрация Трампа не должна уступать и соглашаться на еще одну ошибочную, целесообразную, но неосуществимую сделку.

Политика усиления давления

Эксперт The Hill считает, что сейчас Соединенные Штаты должны оказать решительное финансовое давление на Пхеньян, применяя санкции США и ООН. Недавний захват США северокорейского сухогруза Wise Honest и связанная с этим жалоба на гражданскую конфискацию – это санкции ООН, а не «контрэскалация». Такова должна быть стойкая позиция Соединенных Штатов. Недавнее распоряжение окружного судьи США против трех китайских банков обнародовать документы в рамках уголовного расследования США об уклонении от санкций в отношении Северной Кореи предполагает усиление финансового давления на ключевые факторы её глобальных схем.

Также Сунг Юн Ли предлагает увеличить финансирование программ проамериканской пропаганды на корейском языке и призывает Вашингтон «обанкротить» КНДР. Американский специалист подчеркивает, что ничто, кроме неуклонного финансового ограничения и кампании по защите прав человека, не заставит Ким Чен Ына измениться. Только усиливающееся финансовое давление на правительство Северной Кореи может что-то изменить, пишет эксперт The Hill. При этом он добавляет, что альтернативой является небрежное предоставление Киму возможности продолжать сбивать с толку мир постепенной эскалацией и деэскалацией, диктуя свои условия диалога.