Российская легкоатлетка Юлия Степанова несколько лет назад стала информатором Всемирного антидопингового агентства (WADA) и бежала из России вместе со своим мужем. А затем семья Степановых пропала из поля зрения СМИ. Небольшое понимание о дальнейшей судьбе российской спортсменки дает ее переписка с генеральным директором МОК Кристофом де Кеппером, которую опубликовала группа хакеров Fancy Bears.

В переписке спорстменка жалуется на то, что про них совсем забыли и критикует программу по по защите осведомителей WADA. Супруги напомнили, что Томас Бах обещал выделить средства на возобновление спортивной карьеры Юлии, а также оказать помощь в трудоустройстве ее мужу Виталию. Степановы так же пишут, что приглашение на Олимпиаду в Рио (которым они не воспользовались) никак не могло им помочь и, что больше не готовы быть просто осведомителями — им надо двигаться дальше по карьерной лестнице.

В ответ де Кеппер сообщил, что Виталию все-таки предложат работу при создании нового независимого антидопингового ведомства, а руководить им будет глава медицинского департамента МОК Ричард Баджетт. Ему так же предложат контракт до конца 2018 года с зарплатой в пять тысяч долларов. Что делать после Кеппер не рассказал. Да и с самом договоре WADA было черным по белому написано, что информаторам стоит тщательно обдумать свои дальнейшие действия и принять на себя всю ответственность за своё будущее. За Виталий еще не раз упрекнул генеральным директором МОК.

Кроме того, Кеппер подтвердил, что МОК готов ежемесячно выплачивать Юлии Степановой 2,5 тысячи долларов для организации тренировочного процесса — тоже до конца 2018 года. На что супруги ответили, что из-за допингового прошлого Юлии американские тренеры и университетские спортивные команды сторонятся её и не хотят готовить.

Таким образом, несмотря на обещания WADA не наказывать своих осведомителей, Юлии Степановой не могла выступать на соревнованиях с ноября 2015 года по июнь 2016 и ей было запрещено участвовать в Олимпиаде в Рио. А следствием этому стало отстранения ВФЛА, к которому приложили руку и она сама, и ее муж. Она так же не получили финансовой поддержки, которую ожидали. И навсегда потеряли возможность вернуться в Россию.